Статистика дел Инфографика Отзывы и предложения Публикации арбитров Академия АРС Видео
Медиаторы

 



Татьяна Ким: "О передаче налоговых споров в МТС"

Почему регламент третейского суда больше подходит для решения налоговых споров и почему многие государства, включая Кыргызскую Республику, приходят к выводу, что процедуры третейского суда более соответствуют рассмотрению налоговых споров?

Обо всём этом и многом другом рассказала в своём интервью для газеты «Общественный Рейтинг» Татьяна Ким, член экспертной группы, председатель правления Палаты налоговых консультантов Кыргызской Республики.
 

Приводим статью полностью:

«На минувшей неделе в Жогорку Кенеше состоялись парламентские слушания по пакету из 14 законопроектов, направленных на улучшение инвестиционного климата и поддержку бизнеса. Среди прочих мер, предложено передать налоговые споры из судов общей юрисдикции (государственных) в третейские. В чём необходимость такого законопроекта и как он поможет предпринимателям, мы попросили объяснить члена экспертной группы, председателя правления Палаты налоговых консультантов Кыргызской Республики Татьяну Ким.

- Татьяна Михайловна, расскажите о концепции и обосновании законопроекта. Что предлагается и почему?

К сожалению, так сложилось, что в течение достаточно многих лет наша судебная система не справляется с разрешением налоговых споров.

- Что значит, «не справляется»? Это вопрос квалификации судей?

- Вопрос квалификации – это одно. Другой вопрос, что сейчас 90 процентов дел разрешаются только в одну сторону. Уже не является секретом, так как информация озвучена на самых серьёзных площадках, что в своё время между налоговой службой и нашими судами заключено некое негласное соглашение, что решения по налоговым спорам решаются «в пользу бюджета». В итоге, наш инвестор, наш предприниматель не имеет юридической защиты. В любой момент риски ведения предпринимательской деятельности могут вырасти до предельного значения. Даже самый успешный бизнес и процветающее предприятие при несправедливом решении налоговых споров можно привести к разорению и банкротству. И таких примеров очень много.
Не соответствует требованиям и качество судебных решений. Мы можем на конкретных примерах, на судебных решениях показать, как судьи грубо нарушают налоговое законодательство.

- Я так понял, что у вас имеются кейсы, по которым вынесены неправосудные решения?

- Безусловно. Как налоговые консультанты, мы участвуем в судах в качестве независимых экспертов, либо представляя в суде одну из сторон. Такие кейсы есть. Мы можем фактами доказать, что выносятся неправосудные решения, грубо нарушающие налоговое законодательство. Вплоть до решений, когда начисляется НДС на экспортные товары, начисляется НДС на производственные потери и так далее. Повторяю, мы можем привести примеры, факты из судебной практики.

И это уже не только наша внутренняя проблема. Из-за того, что у нас нет инстанции, в которой можно реально оспорить решения и действия налоговых органов, Кыргызстан вносится в некие «чёрные списки» стран, не рекомендуемых для инвестиций и ведения бизнеса. То есть это глобальная проблема, тормоз в развитии экономики страны. С другой стороны, мы понимаем, что для создания в республике налогового суда, соответствующего мировой практике, нам пока далеко. И поэтому, чтобы уже сегодня, а не завтра, начать решать проблему, появилась идея предоставить налогоплательщику возможность выбора. Чтобы он мог решить, куда идти ему со своим налоговым спором. В государственный или в третейский суд. Чем хорош, третейский суд? Во-первых, налоговые споры там не длятся годами. Только одна инстанция. Сегодня многие налоговые споры проходят два-три круга и, в отдельных случаях, затягиваются до шести лет. А вообще-то говоря, предприниматель должен не по судам ходить, а заниматься бизнесом. Потому что это его основная деятельность, его функция и экономическая миссия.

Кроме того, регламент третейского суда подходит для решения налоговых споров, потому что в качестве арбитров, иначе говоря, судей, могут выступать специалисты не просто по юридическим, а конкретно по налоговым вопросам. Причём высокой квалификации, заработавшие признание и репутацию долгой и успешной практической деятельностью именно в этой сфере. То есть дело будут рассматривать не просто судьи, а специализированные арбитры, занимающиеся только налоговыми спорами.

- Идея законопроекта нашла поддержку?

- Да. В частности, эту идею поддержал Совет по развитию бизнеса и предпринимательства при Торага Жогорку Кенеша. Очень радует, что минэкономики выступило «за». Проведены несколько круглых столов по обсуждению концепции. В Бишкеке, в Оше. Так что этот законопроект является итогом достаточно большой предварительной работы.

- А есть ли в практике других стран примеры, когда налоговые споры рассматривают именно третейский суды?

- Если говорить о мировой практике, то наблюдается тенденция к постепенному уходу налоговых споров в квазисудебные органы. Это судебные трибуналы или комиссии, различного рода налоговые советы. И хотя каждая страна выбирает свою форму, факт заключается в том, что такая практика есть. Многие государства пришли к выводу, что процедуры третейского суда более соответствуют рассмотрению налоговых споров.

В более далёкой перспективе можно будет оспаривать не только сами налоговые доначисления, но и даже некие методологические подходы к исчислению, допустим, какого-либо отдельного вида налогового обязательства. Инструкции, методики, оценка механизмов, то есть правильности их использования. Но, пока это в перспективе.

- А как быть с тем, что для рассмотрения спора третейским судом требуется согласие обеих сторон? Например, если налогоплательщик выберет третейский суд, а налоговая служба будет не согласна, то, как будет урегулирован вопрос подсудности?

- В случае принятия этого законопроекта, будет применяться правило, уже применяемое в третейских судах. Например, когда возникает спор между инвестором, с которым имеется соглашение, то согласие государства на рассмотрение спора в третейском суде предполагается.

- По умолчанию?

- Да, по умолчанию. В соответствии с законом о третейском суде. Именно такой механизм применён в данном законопроекте. Если налогоплательщик делает выбор в пользу третейского суда, то согласие уполномоченного налогового органа предполагается.

- Другими словами, согласие налоговой службы, не требуется?

- Если говорить на бытовом уровне, то да. Их согласие на передачу дела в третейский суд, не требуется, они будут обязаны принять участие в третейском разбирательстве.

- Какова позиция по данному законопроекту со стороны уполномоченного органа – то есть самой государственной налоговой службы?

- Представители налоговой службы на сегодняшнем слушании были, и мы не услышали от них каких-либо возражений. А на обсуждении, которое в своё время было с председателем ГНС, он сказал, что не возражает.

- Речь о действующем председателе налоговой службы?

- Да. Что касается судебной системы, то на заседаниях комиссии и на заседаниях совета по развитию бизнеса и инвестиций, со стороны судебной системы высказывались определённые возражения. Но, это, наверное, и естественно.

- Потому что принятие законопроекта отбирает у них судебную практику?

- Да. Разумеется.

- Из ваших пояснений понятно, что это поможет предпринимателям. А какую выгоду получит государство? И получит ли?

- Для государства тоже есть выгоды. Во-первых, количество налоговых споров растёт. По этому поводу есть объективные цифры статистики. Соответственно государство, со своей стороны, несёт достаточно большие расходы. С одной стороны, на содержание судебной системы, бюджет которой уже достиг двух миллиардов сомов в год, с другой – на участие представителей госорганов в налоговых спорах, которые, как уже сказано, иногда длятся годами. В каком-то смысле, налоговой службе выгоднее заключить мировое соглашение по правилам третейского суда и получить, если не всю сумму, то определённую её часть сегодня, чем судиться несколько лет, а в итоге получить не живые деньги, а безнадёжного должника, у которого уже ничего не осталось, и который объявил себя банкротом. Ведь есть и недобросовестные налогоплательщики, которые после долгих тяжб, видя, что в его споре нет перспективы положительного решения, идут на процедуру банкротства. Государству полезнее разорвать этот порочный круг. Поскольку в третейском суде разбирательство длится максимум три месяца.

- То есть сразу «или-или»?

- Да. И к тому же есть процедуры медиации и заключения мирового соглашения.

- Ну и последний, вопрос. Как быть с пошлиной? В обычных судах налоговая служба освобождена от государственной пошлины, а в третейском суде придётся оплачивать на общих основаниях…

- В данном случае, налоговая служба и налогоплательщик должны будут действовать в рамках регламента третейского суда. И обе стороны, конечно, должны будут заплатить. Для этого можно предусмотреть специальную статью бюджета. Кроме того, председатель третейского суда Шамарал Майчиев приводил цифры, что расходы на проведение процесса в арбитражном порядке ниже, чем в обычном суде.

Беседовал Нурдин Дуйшенбеков


добавлен: 2020-06-16 16:39:52
просмотров: 113

 

 

 

 

Наши Арбитры
Режим работы
Режим работы секретариата: Пн,Вт,Ср,Чт,Пт     8.30 - 17.30

Прием исковых заявлений:
Пн,Вт,Ср,Чт     9.00 - 17.00
Пятница          9.00 - 15.00
Видео

Наши партнеры