Статистика дел Инфографика Отзывы и предложения Публикации арбитров МТС ТПП КР Академия АРС Видео
Наши медиаторы

 



ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 309 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА КР: ПРОБЛЕМЫ, ВЫЯВЛЕННЫЕ ПРАКТИКОЙ ТРЕТЕЙСКОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

Шербото Асель

арбитр МТС ТПП,

член правления ЗАО «Толубай банк»

 

Чекошев Айбек Мелисканович,

арбитр МТС ТПП,

председатель правления ЗАО «Толубай банк»

 

 

Инициатива законодателя по внесению каких-либо изменений и дополнений в действующее законодательство обычно сопровождается обоснованием необходимости предлагаемых изменений. Как правило оно выражено изложением целей, положительных изменений, к которым они приведут, проблем, которые имеются в текущей редакции и экономической выгоды. Представляется, что большинству юридического сообщества неведомы причины, по которым в ст.309 ГК КР были внесены изменения Законом КР «О внесении изменений и дополнения в Гражданский кодекс Кыргызской Республики» от 30 мая 2013 года, в части исключения слов «при отсутствии иного соглашения». Никакого предварительного обсуждения данное изменение не имело и в результате мы получили как факт новые требования к очередности погашения денежных обязательств. Не секрет, что ощутимее всего изменения в ст.309 ГК КР коснулись банковского сообщества, хотя статья касается любых денежных требований по возникшим обязательствам, будь то арендные правоотношения, отношения, связанные с поставкой, куплей-продажей и т.п. Учитывая довольно большой удельный вес споров, возникающих из заемных правоотношений, в общей массе споров, рассматриваемых в МТС ТПП, актуальность проблем, возникающих в связи с применением ст.309, вполне очевидна.

Законодатель, поспешно, по нашему мнению, внеся изменения в ст.309, не учел ряд моментов, которые затрудняют понимание механизма его применения.

Ввиду того, что нет однозначного понимания и толкования ст.309 ГК КР, возникла проблема противоречивой практики МТС ТПП при решении такого рода споров. В результате чего стороны (в том числе потенциальные), не могут оценить судебную перспективу спора.

Так, одним из основных нерешенных вопросов является момент, с которого очередность, установленная рассматриваемой статьей, подлежит применению. Обычно для начала исчисления какого-то периода необходима четкая дата, окончание временного промежутка или наступление определенного события и т.п. Формулировка «в случае недостаточности средств» не несет в себе каких-то измеряемых параметров для его четкого обозначения в качестве «события», так как ситуации могут возникнуть самые различные. Должник может ошибочно выполнить обязательства в меньшем объеме, чем следовало бы или же должник злонамеренно может смоделировать ситуацию «недостаточности средств». Именно последнее, как известно, вызывает вполне оправданную обеспокоенность со стороны кредиторов. Ведь именно их интересы уязвимы в условиях недобросовестного поведения должника, когда у последнего есть возможность путем злоупотребления правом вынудить кредитора принимать погашения исключительно на «тело» кредита.

В этой связи, всплывает следующая насущная проблема. Очевидно, что законодателю следовало разграничить правоотношения, ввиду которых возникли денежные обязательства. Очевидность, по нашему мнению, возникает исходя из самой природы заемных правоотношений. Известные со студенческой скамьи три принципа кредитования - срочность, платность и возвратность – теоретически остаются незыблемыми. Между тем, новая редакция ст.309 ГК КР фактически нивелирует принцип платности, создавая условия, при которых кредиторы могут быть лишены процентного дохода, на который они рассчитывали, вступая в заемные правоотношения. Тем более, когда кредитором является финансово-кредитные организации, соответствие прогнозных показателей которых и фактических доходов является существенным фактором стабильности развития банковской системы в целом. Надо отметить, что экономическая сущность платы за кредит отражается в фактическом распределении дополнительно полученной за счет его использования прибыли между заемщиком и кредитором. Немаловажным является стимулирующая функция платности, побуждающая заемщика наиболее продуктивному использованию заемных средств. Кредитору же платность кредита обеспечивает покрытие его затрат, связанных с уплатой процентов за привлеченные в депозиты чужие средства, затрат по содержанию штата, на покрытие инфляции, а также обеспечивает получение прибыли для увеличения ресурсных фондов кредитования (резервного, уставного). Государство не может быть не заинтересовано в устойчивой и предсказуемой деятельности банковской системы. Следовательно, напрашивается вывод о необходимости рассмотрении текущей редакции ст.309 в ракурсе здравого смысла, что уже было предложено рядом коллег в соответствующих публикациях и обсуждениях.

Так, представляется разумным полагать, что под «основной суммой долга» следует понимать основную сумму кредита и проценты по нему, так называемые проценты-плату. В этом случае принцип платности кредита полностью соблюдается. Из практики заемных отношений возник и такой термин как «проценты-санкция», что означает повышенную процентную ставку, которая начисляется в случае просрочки в уплате процентов-платы. Эти проценты, являются санкционными мерами, и нашли закрепление в правовой культуре КР посредством принятия Постановления Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 29 ноября 2002 года №6 «О некоторых вопросах судебной практики при разрешении споров по договорам займа», в котором подробно описаны отличия этих видов процентов.

Вообще, с учетом возникшей проблематичности одной небольшой статьи, вполне допускаем, что текущая редакция вовсе не декларировалась как первоначальная цель инициатора законопроекта. Как стало известно, изменения в эту статью были внесены в ходе обсуждения законопроекта в ЖК КР, который изначально предполагал внесение изменений и дополнений лишь в две статьи ГК КР, а именно в 726 и 727. Тем более в условиях, когда анализ законодательства ряда стран СНГ, в том числе, стран ЕАЭС, наглядно демонстрирует противоречие текущей редакции ст.309 ГК КР аналогичным статьям гражданского законодательства этих стран.

Так, соответствующие статьи Гражданских кодексов России (ст.319), Узбекистана (ст.248) и Таджикистана (ст.342) абсолютно идентичны и гласят: «Сумма произведенного платежа, недостаточная для исполнения денежного обязательства полностью, при отсутствии иного соглашения погашает прежде всего издержки кредитора по получению исполнения, затем - проценты, а в оставшейся части - основную сумму долга». Статья 300 ГК Республики Беларусь устанавливает, что «сумма произведенного платежа, недостаточная для полного исполнения денежного обязательства, погашает, если иное не предусмотрено Президентом Республики Беларусь: в первую очередь – издержки кредитора по получению исполнения; во вторую очередь – основную сумму долга и проценты за пользование денежными средствами, подлежащие уплате по денежному обязательству (займу, кредиту, авансу и т.д.); в третью очередь – проценты, предусмотренные статьей 366 настоящего Кодекса за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства, и неустойку». В ст.282 ГК Казахстана закреплено, что «сумма произведенного платежа, недостаточная для исполнения денежного обязательства, при отсутствии иного соглашения сторон погашает прежде всего задолженность по основному долгу и вознаграждению (интерес), основной долг и вознаграждение (интерес) за текущий период, а в оставшейся части - неустойку и издержки кредитора по получению исполнения».

И, к слову о необходимости разграничения заемных и иных правоотношений, на которые в равной степени распространяется ст.309 ГК КР. Вторым абзацем п.2 ст.282 ГК РК указано, что «особенности погашения платежей по договорам банковского займа или о предоставлении микрокредита устанавливаются банковским законодательством Республики Казахстан либо законодательством Республики Казахстан о микрофинансовых организациях». Думается, что комментарии излишни. Разве что необходимо добавить, что и в заемных правоотношениях бывают различные аспекты, под которые необходимо каким-то образом «подстроить» нормы ст.309. В частности, можно выделить случаи выдачи кредита с обязательством возврата аннуитетными платежами; выплата основной суммы кредита по частям несколькими траншами с ежемесячной уплатой процентов на текущий остаток кредита; ежемесячные процентные платежи с обязательством возврата основной суммы кредита лишь в конце срока и т.п. Ведь в каждом конкретном случае можно по-разному понимать ситуацию «недостаточности средств».

Исходя из практики рассмотрения споров по заемным обязательствам в МТС ТПП, со всей очевидностью можем констатировать, что у сторон, их представителей, зачастую являющихся юристами, и арбитров отсутствует однозначное понимание требований ст.309 ГК КР. Данный факт значительно затрудняет разрешение этих споров в установленные Регламентом МТС ТПП сроки, вызывает полемику и ставит перед арбитром ряд вопросов, ответы на которые являются крайне важными для разрешения спора по существу. Хотим обратить внимание лишь к некоторые из них:

1.                           Инициатива арбитра по проверке правильности расчетов задолженности в соответствии со ст.309 ГК КР.

В соответствии со ст. 4 Регламента МТС ТПП арбитры независимы и беспристрастны при исполнении своих обязанностей, а сторонам предоставляются равные возможности. Арбитр, по общему правилу, не должен занимать слишком активную позицию, дабы не крениться в сторону «инквизиционного» процесса. Вместе с тем нельзя ожидать от арбитра и полного бездействия, что позволяет ему требовать, чтобы сторона доказала правильность расчетов суммы задолженности.

2.                           Правомерность требования арбитра о пересчете задолженности с учетом норм ст.309 ГК КР

Пункт ст.4.3. Регламента МТС ТПП устанавливает, что каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на обоснование своих требований и возражений. Следовательно, когда кредитор требует определенную сумму денежных средств, то он должен доказать, что именно указанную сумму действительно в соответствии с договорами сторон и применимым материальным правом должник обязан ему уплатить. Доказательством при этом будут служить договоры, которые стороны заключили, и действия сторон по их исполнению, которые в свою очередь должны быть основаны на требованиях законодательства. При наличии противоречий расчетов с применимыми нормами права арбитр имеет право требовать от сторон доказать, что очередность погашения задолженности соответствовала требованиям закона. При этом представляется сомнительным право арбитра требовать от стороны пересчитать суммы требований с учетом норм ст.309 ГК КР, в условиях, когда истец не согласен с таким требованием.

3.                           При выяснении факта очевидного несоблюдения очередности, кто должен осуществить пересчет: ответчик, истец, арбитр или эксперт?

В такой ситуации арбитр может предложить сторонам предоставить расчеты сумм задолженности с учетом норм ст.309 ГК КР, что, чаще всего, приводит к тому, что стороны приходят к какому-то обоюдно удовлетворяющему расчету, что, в свою очередь, отвечает духу третейского разбирательства.

При отказе или ненадлежащем подсчете, когда расчеты сторон противоречат, то, по нашему мнению, возможно назначение соответствующей экспертизы.

4.                           Ответчик отсутствует на слушаниях.

Обязанность третейского суда состоит в надлежащем уведомлении сторон о предстоящих слушаниях, чтобы обеспечить их права на защиту своих прав и интересов непосредственно или через своего представителя. Сторона же сама определяет, воспользоваться этим правом или нет. Следовательно, активность арбитра в вопросе соблюдения очередности, возможна лишь в рамках требования от присутствующей стороны доказать те обстоятельства, на которые она ссылается, в том числе относительно правильности расчета суммы долга.

5.                           Признание иска ответчиком как основание для воздержания арбитра от проверки очередности погашения обязательств

Признание иска, в частности, суммы требований, является безусловными правом Ответчика, которое не может быть ограничено арбитром.

Проиллюстрируем данный тезис примером из практики. Ответчик (заемщик) на слушаниях заявил о нарушении со стороны истца (кредитор) ст.309 ГК КР, так как денежные средства, уплаченные ответчиком, не направлялись на погашение основной суммы долга. Полемика сторон, выраженная в составлении отзывов и возражений,  по данному вопросу продолжалась несколько слушаний. Арбитром было предложено сторонам представить соответствующие доказательства, оценить которые у арбитра не было возможности, так как, в конечном итоге, ответчик иск полностью признал. В условиях, когда у сторон была возможность разрешить данный спор в судебном порядке, ответчик признает всю суму иска без каких-либо возражений и оговорок. Арбитр посчитал, что иск подлежит удовлетворению в полном объеме, и необходимости проверять соблюдение очередности погашения обязательств не усмотрел.

6.                           Мировое соглашение сторон не учитывает нормы ст.309 ГК КР.

Необходимо, по нашему мнению, исходить из того факта, что заключая мировое соглашение, стороны урегулируют вопрос их частноправовых отношений и третейскому суду уже нечего разбирать, так как уже спор о праве отсутствует. При отсутствии в мировом соглашении условий, которые бы затрагивали права и интересы третьих лиц, нарушали публичный порядок, арбитр в соответствии с требованиями ст.30 Закона о третейском суде и ст.49 Регламента МТС ТПП выносит решение на согласованных сторонами условиях, даже если установленная ст.309 ГК КР очередность не была соблюдена. В конце концов, у сторон есть право не обращаться к третейскому суду за фиксацией условий мирового соглашения решением, а ходатайствовать лишь о прекращении производства в связи с заключением мирового соглашения.

7.                           Выплаты по кредиту не предполагают аннуитетных платежей.  

Согласно условиям кредитного договора заемщик обязан был оплачивать проценты ежемесячно, а всю сумму кредита в конце срока. При рассмотрении расчета задолженности возник вопрос, с какого момента в этом случае необходимо направлять суммы погашения на основную сумму кредита. Учитывая, что за весь срок, на который был выдан заем, возврат суммы кредита не предполагался.

В указанном выше случае мы полагаем, что платежи должны в первую очередь направляться на основную сумму кредита при наступлении окончании срока возврата основной суммы, которая предусмотрена в договоре и графике погашения.

Необходимо отметить, что при разрешении указанного спора ответчик иск признал в части основной суммы и процентов-платы, которые истцом были пересчитаны в соответствии с требованиями ст.309 ГК КР. Вместе с тем, истец изменил сумму пени, которая первоначально была меньше. В итоге ответчику была предъявлена такая же сумма, что и при подаче иска, когда истец не применял нормы ст.309 ГК КР. Но это уже совсем другая история, которая касается еще одного неоднозначного, по нашему мнению, нововведения – Закона КР «Об ограничении ростовщической деятельности в КР».

Представляется, что перечисленные вопросы далеко не исчерпывающие и каждый арбитр, рассматривающий подобный спор, в той или иной мере сталкивается с этими или иными проблемами. Решением стало бы, безусловно, официальное толкование ст.309 ГК КР со стороны ЖК КР или формирование единой правовой позиции по применению ст.309. С учетом всех обстоятельств, более оптимальным вариантом представляется возврат старой редакции, в том числе в целях гармонизации гражданского законодательства в рамках ЕАЭС. 


добавлен: 2018-02-07 14:52:54
просмотров: 550

 

 

 

 

Наши арбитры
Режим работы
Режим работы секретариата: Пн,Вт,Ср,Чт,Пт     8.30 - 17.30

Прием исковых заявлений:
Пн,Вт,Ср,Чт     9.00 - 17.00
Пятница          9.00 - 15.00
Видео

Наши партнеры