Статистика дел Инфографика Отзывы и предложения Видео


Копия судебного решения Парижского Апелляционного суда

Данное Решение  и перевод предоставлены Проектом Европейского союза “Содействие укреплению верховенства права в Кыргызской Республике"

 

Копия судебного решения, выданная сторонам

ФРАНЦУЗСКАЯ РЕСПУБЛИКА

ИМЕНЕМ ФРАНЦУЗСКОГО НАРОДА

ПАРИЖСКИЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

Отдел 1 – Коллегия 1

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ОТ 21 ФЕВРАЛЯ 2017 ГОДА

(№     16 страниц)

Номер регистрации в общем реестре: 15/01650

Решение, переданное в Суд: Решение, вынесенное 24 октября 2014 года в Париже специальным арбитражным судом (ad hoc), в составе членов арбитражной комиссии, господина Хобера и господина Шиерзинга, под председательством господина Польсона.

ИСТЕЦ В АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ЖАЛОБЕ:

РЕСПУБЛИКА КЫРГЫЗСТАН, в лице «Центра судебного представительства», выступающего от имени и по поручению,

Ул. Абдумомунова, 207

720000, Бишкек (Кыргызстан)

Месторасположение, установленное соглашением сторон: адвокатская контора SCP AFG, в лице адвоката, Г-на ФИСЕЛЬЕ, ул. Кокийер 25, 75001, Париж,

Адвокаты стороны: Ален ФИСЕЛЬЕ, адвокат из адвокатской конторы SCP AFG, член Парижской адвокатуры, ответственный за составление процессуальных документов; номер внутреннего почтового ящика адвоката L0044;

и адвокаты Наташа ТАРДИФ и Элиз МАСС, члены Парижской адвокатуры, ведущие дело в суде; номер внутреннего почтового ящика адвокатов: R278.

 

ОТВЕТЧИК ПО АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ЖАЛОБЕ:

Господин Валерий БЕЛОКОНЬ, родившийся 14 февраля 1960 года в городе Рига (Латвия),

Проживающий по адресу:

Vladas un Aleksandras parks

Pernciems, Salas pagasts, LV-2105

BABITES NOVADS (Латвия),

 

Месторасположение, установленное соглашением сторон: SELARL PELLERIN - DE MARIA – GUERRE, ул. Пон Нёф, 20, 75001 Париж,

 

Представленный Флоранс ГЕРР, адвокатом адвокатской конторы SELARL PELLERIN - DE MARIA – GUERRE, членом Парижской адвокатуры, ответственной за составление процессуальных документов; номер внутреннего почтового ящика адвоката L0018,

и Жаном-Пьером ГРАНЖАН, и Каролиной РОЖИСКА, членами Парижской адвокатуры, ведущими дело в суде; номер внутреннего почтового ящика адвокатов: К112.

 

СОСТАВ СУДА:

 

В силу положений статей 786 и 910 гражданско-процессуального кодекса, обсуждение дела состоялось 17 ноября 2016 года, в открытом судебном заседании, в присутствии Советника апелляционного суда, госпожи ГИАЛЬ, исполняющей обязанности Председателя заседания и ответственной за представление материалов дела. По результатам слушаний материалов дела, у адвокатов не возникло возражений.

Данный магистрат представила информацию о том, как велись судебные прения в Суде, в составе:

Госпожи ГИАЛЬ, Советника апелляционного суда, исполняющей обязанности Председателя заседания,

Госпожи САЛЬВАРИ, Советника апелляционного суда,

Госпожи МЕНАР, Советника апелляционного суда, призванной дополнить состав суда, согласно положениям Актов о ротации, касающихся организации служб, вынесенных 22 августа и 16 декабря 2016 года Госпожой Первым Председателем Парижского апелляционного суда.

 

Секретарь судебного заседания, в ходе судебных слушаний: Госпожа Мелани ПАТ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ:

 

- ДОПУСКАЮЩЕЕ УЧАСТИЕ ДВУХ СТОРОН,

- вынесенное по результатам открытых судебных слушаний Госпожой Доминик ГИАЛЬ, Советником апелляционного суда, исполняющей обязанности Председателя Коллегии,

- с вручением постановления секретариату Суда, о чем стороны были надлежащим образом уведомлены согласно положениям второго параграфа статьи 450 гражданско-процессуального кодекса,

- подписано Госпожой Доминик ГИАЛЬ, Советником апелляционного суда, исполняющей обязанности Председателя Коллегии, и Госпожой Мелани ПАТ, секретаря судебного заседания, присутствующей во время объявления постановления.

 

 

По завершении тендера, объявленного летом 2007 года Национальным Банком Республики Кыргызстан (НБКР), Господин Валерий Белоконь, латышский гражданин, стал владельцем кыргызского банка «Инсан Банк», который он переименовал в «Банк Манас».

 

Весной 2010 года, политическая напряженность привела к свержению Президента Курманбека Бакиева и его Правительства.

 

Постановлением от 8 апреля 2010 года, НБКР ввел временное правление в Банке Манас. Эта мера вновь была введена в октябре 2010 года, затем заменена в январе 2011 года введением ареста и открытием уголовного дела.

 

2 августа 2011 года, г-н Белоконь инициировал арбитражное разбирательство согласно статье 9.2 (d) Соглашения о продвижении и защите инвестиций от 22 мая 2008 года, заключенного между Латвийской Республикой и Республикой Кыргызстан (Двустороннее соглашение об инвестициях, или ДСИ), и согласно статье 3 Арбитражного регламента Комиссии Организации Объединённых Наций по праву международной торговли 1976 года (ЮНСИТРАЛ).

 

Своим решением, вынесенным в Париже 24 октября 2014 года, специальный арбитражный суд (ad hoc), в составе членов арбитражной комиссии, господина Хобера и господина Шиерзинга, под председательством господина Польсона, обязал Республику Кыргызстан выплатить господину Белоконю сумму, в размере 15,2 миллиона долларов США, в качестве возмещения ущерба, причиненного в результате потери им своих инвестиций, и отклонил дополнительные выплаты, представленные в иске.

 

22 января 2015 года, Республика Кыргызстан подала апелляционный иск на это решение.

 

В своем требовании, представленном 9 сентября 2016 года, она попросила отменить это решение, утверждая, с одной стороны, что признание или исполнение этого решения, противоречащего борьбе с отмыванием денежных средств, нарушит международную общественную практику (статья 1520, 5° гражданско-процессуального кодекса); с другой стороны, утверждая о непоследовательности состава арбитражного суда, вытекающего из несоблюдения беспристрастности и независимости двумя членами арбитражной комиссии и неисполнения обязательств по разоблачению один из них (статья 1520, 2° гражданско-процессуального кодекса). В своем апелляционном иске, она попросила суд отклонить претензии противоположной стороны и приговорить ее к выплате суммы в размере 300 000 Евро, в силу статьи 700 гражданско-процессуального кодекса.

 

В своем требовании, представленном 2 ноября 2016 года, господин Белоконь попросил суд:

- исключить из разбирательств материалы, за номерами 30, 65, 67 - 74, 77 - 82, 84 - 86, 88 - 96, 99 - 110, 113 - 115 и 117 – 124, полученные незаконным и/или нечестным путем;

- признать неприемлемым и, в дополнение, необоснованным апелляционный иск об отмене решения суда ввиду непоследовательности состава арбитражного суда;

- признать необоснованным заявление о признании нарушения международной общественной практики;

- отклонить апелляционный иск;

- приговорить Кыргызстан к выплате ему суммы в размере 250 000 Евро, в качестве возмещения ущерба за неправомерный судебный процесс, и 300 000 Евро, в силу статьи 700 гражданско-процессуального кодекса.

 

20 февраля 2017 года, Республика Кыргызстан представила на рассмотрение суда ноту, которую суд не требовал, и которая, в результате, была не принята.

 

ПОСЛЕ ЧЕГО:

 

В отношении первой просьбы, касающейся отмены решения, вытекающего из нарушения международной общественной практики (статья 1520, 5° гражданско-процессуального кодекса):

 

КЫРГЫЗСТАН заявляет, что большая часть деятельности Банка Манас, с момента его создания и за все время его существования, была направлена на достижение единственной цели: внедрение системы отмывания денег и/или уклонения от уплаты налогов; что его 17 основных клиентов, представляющих 3,3 миллиарда Евро, были оффшорными компаниями, зарегистрированными на Британских Виргинских островах, в Белизе и Новой Зеландии, операции/трансакции которых не имели никакого отношения к коммерческой и/или экономической деятельности; что руководство Банка Манас, в частности, Председатель административного совета, Сергей Костырин, и другой член административного совета, Юрий Кашнов, не только не допускали эту практику, но и сами участвовали в этой деятельности; что Банк Манас был задуман и создан, как филиал латышского Банка «Baltic International Bank (BIB)», принадлежащего г-ну Белоконю, который, в свою очередь, передал две трети своих основных клиентов Банку Манас; что единственной целью инвестирования г-на Белоконя в Банк Манас, в 2007 году, в рамках фальсифицированного тендера, была реализация деятельности по отмыванию денег, которую он не мог проводить, действуя только через BIB, находящегося под пристальным контролем латышских органов; что с BIB, между прочим, в Латвии, была взыскана сумма в размере 1,1 миллион Евро за нарушение правил по борьбе с отмыванием денежных средств в период с 2003 по 2015 годы, период, соответствующий времени, когда Банк Манас активно осуществлял свою деятельность, то есть, с 2008 по 2010 годы; что в арбитражном разбирательстве было представлено мало материалов, демонстрирующих деятельность по отмыванию денежных средств ввиду долготы и сложности следственных мероприятий по данному делу, сложность которых возросла из-за покровительства, по причине близости г-на Белоконя с сыном бывшего Президента Бакиева, оказываемого со стороны заведомо коррумпированного режима; что решением предусматривается выплата компенсации г-ну Белоконю, сумма которой равна стоимости Банка Манас, в то время, как эта сумма напрямую вытекает из массовых операций по отмыванию денежных средств, вследствие чего, его исполнение представляло бы собой отказ от усилий, предпринимаемых по борьбе с отмыванием денег, и настоящее узаконивание такой практики.

 

 

ГОСПОДИН БЕЛОКОНЬ просит, чтобы из разбирательств были исключены различные материалы дела, представленные противоположной стороной, происхождение которых не указывается, и которые могут возникнуть только в результате несостязательного уголовного процесса или процедуры по незаконной экспроприации. Он заявляет о том, что отмена решения может быть вынесена только в том случае, если само признание явно, действительно и конкретно нарушает международную общественную практику, и что что Апелляционный суд осуществляет свой контроль по существу и по праву, в отношении материалов, принятых и оцененных арбитрами в их решении, принимая во внимание то, что было заявлено ранее. Он утверждает, что нет никакой причинно-следственной связи между экспроприацией и предполагаемым отмыванием денег; что, с одной стороны, экспроприация была установлена арбитражным судом 8 апреля 2010 года и что, на этот момент, ни расследование НБКР, ни судебное преследование прокуратурой Кыргызстана, еще не было начато, и отмывание денег даже не рассматривалось Постановлением о введении временного правления, а речь шла только физической безопасности учреждений, а само преследование было начато только в январе 2011 года; с другой стороны, что в октябре 2014, когда было вынесено решение, то есть спустя четыре года после начала расследования, Кыргызстан так и не смог доказать его (Белоконя) участие в деятельности по отмыванию денег.

Он утверждает, что средство, о котором говорит Кыргызстан, приводит к новому судебному разбирательству по существу, которое запрещено вести судье по отмене решений, так как речь идет о документах, которые не были представлены арбитрам. Г-н Белоконь утверждает, что, в любом случае, Кыргызстан по-прежнему не доказывает существование деятельности по отмыванию денег согласно законодательству Кыргызской Республики, которое является единственным применимым, в соответствии с принципом территориальности уголовного права. Он добавляет, что заявитель поэтому не может ссылаться на статью 324-1-1 Уголовного кодекса Франции, которая отменяет бремя доказывания в этом вопросе, текст которого, к тому же, разработанный согласно закону от 6 декабря 2013 года, не может иметь обратной силы.

 

Г-н Белоконь утверждает, что, даже если определение «отмывание денег» применяется во французском уголовном праве, Кыргызстан не доказывает ни наличие принципиального или основополагающего нарушения, ни участия Банка Манас во внедрении незаконных сумм в финансовую систему, в их сокрытии и их внедрении в законную хозяйственную деятельность, или наличие умышленного элемента преступления. Напротив, он заявляет, что Банк Манас соблюдал положения банковского законодательства Кыргызской Республики, что он передавал Службе финансовой разведки информацию о транзакциях, превышающих один миллион сомов, и что в 2008 и 2009 годах были проведены два аудита, которые не выявили нарушений. Г-н Белоконь утверждает, что доклад «East Star Capital» и аффидевит г-жи Айилчиевой, главного инспектора отдела банковской проверки НБКР, были восприняты несущественными или ошибочными, как арбитрами, так и Высшим судом провинции Онтарио, получившими просьбу о выдаче экзекватуры на решение суда. В добавок, Г-н Белоконь сказал, что не только данные о предполагаемых преступлениях не были сообщены, но даже не было установлено, что проводилось расследование.

·             Факты

 

Принимая во внимание, что по результатам тендера, объявленного летом 2007 года, Валерий Белоконь, латвийский гражданин, владелец латвийского банка Baltic International Bank, приобрел весь капитал обанкротившегося кыргызского банка Инсан, который он переименовал в Банк Манас;

 

Учитывая, что 6 апреля 2010 года, президент Кыргызстана Курманбек Бакиев, переизбранный в июле 2009 года после операций, характеризующихся широкомасштабным вбросом бюллетеней, многократным голосованием и злоупотреблением государственными ресурсами (отчет от 11 марта 2010 года Офиса Демократии, прав человека и труда Государственного департамента США, документ Кыргызская Республика – далее КР - № 10), был свергнут с власти в результате массовых беспорядков, спровоцированных удвоением цен на государственные услуги; что временное правительство было сформировано лидерами оппозиции 7 апреля 2010 года (Исследовательская служба Европейского парламента, Политическая ситуация в Кыргызстане, апрель 2015 года, документ КР № 9);

 

Принимая во внимание, что 8 апреля 2010 года Советом директоров Национального банка Кыргызской Республики (НБКР) было принято Постановление № 10/1 «для обеспечения контроля потока капитала и сохранения активов в интересах вкладчиков и прочих банковских заемщиков, в свете нестабильности в Кыргызской Республике, и с учетом важности и взаимосвязи системы, а также обстоятельств кражи и угроз кражи, в соответствии со статьей 32 Закона Кыргызской Республики о Национальном банке Кыргызской Республики и статьей 45 Закона Кыргызской Республики «О банках и банковской деятельности»; что этим постановлением в пяти банках, в том числе в Банке Манас было введено временное правление сроком на шесть месяцев, были назначены директора и приостановлены все валютные операции на корреспондентских счетах этих банков (Материал Белоконь, далее - Б - , № 38);

 

Принимая во внимание, что 9 апреля 2010 года Прокуратура Бишкека арестовала активы банка Манас на основании статей 36 и 119 Уголовно-процессуального кодекса, чтобы «гарантировать гражданское судопроизводство в отношении компенсации за ущерб и исполнение решения в целях конфискации имущества »; что это решение было мотивировано «подозрительными сделками, связанными с крупномасштабными переводами средств, чье происхождение вызывает сомнения в части их законности, и которые были проведены в период с 2006 по 2010 год через банки АзияУниверсалБанк (АУБ) , Иссык-Куль-Инвест, Манас, КыргызКредит и Акылинвест); операции, задокументированные только в одном случае с АУБ (Материал –Б- № 39);

 

Учитывая, что 8 октября 2010 года, НБКР продлил решение о временном управлении банком Манас на том основании, что г-н Белоконь воздержался от замены руководящих органов в течение отведенного срока; что 28 января 2011 года НБКР передал имущество на временное хранение, на 18-месячный период, продленный 25 июля 2012 года еще на девять месяцев, в дальнейшем, в июле 2013 года, еще раз продленный на определенный срок, закончившийся 6 июля 2015 года, когда банк был объявлен банкротом;

 

Принимая во внимание, что 2 августа 2011 года, г-н Белоконь инициировал арбитражное разбирательство на основании статьи 9 (2) d Соглашения о продвижении и защите инвестиций, заключенного 22 мая 2008 года между Республикой Латвия и Республикой Кыргызстан (Двустороннее соглашение об инвестициях или ДСИ) и статьи 3 Арбитражного регламента 1976 года Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ);

 

·             Арбитражное решение

 

Учитывая, что защита Кыргызстана в арбитражном разбирательстве полностью придерживалась утверждения в отмывании денег;

 

Учитывая, все же, что в Кыргызстане не было вынесено никакого уголовного обвинения, когда арбитражный суд вынес постановление, и что, впрочем, ситуация остается той же самой;

 

Учитывая, что Первомайский районный суд города Бишкек вынес два решения от 18 апреля и 28 декабря 2011 года о преследовании г-на Валерия Белоконя, г-на Максима Бакиева (сына президента Курманбека Бакиева) , г-на Вербицкого (председателя правления банка Манас) и еще 29 человек, включая лиц, причастных к коррупции и отмыванию денег; что эти дела были направлены в Канцелярию Генерального прокурора Республики Кыргызстан для «устранения пробелов и недостатков» в расследовании (Материалы Б, № 26 и 27); что, с одной стороны, первое судебное решение гласит о том, что дела по 23 из 38 обвиняемых были переданы в суд первой инстанции без надлежащего уведомления об обвинениях против них и без предоставления им возможности получения помощи адвоката; что, с другой стороны, копии материалов дела не были засвидетельствованы следователями и не были пронумерованы; что второе судебное решение раскрывает очень большой беспорядок в материалах дела, отсутствие доказательств незаконного обогащения, полученного обвиняемым, и фиктивный характер определенных трансакций, а также отсутствие ответа на международные судебные поручения, отправленные 7 сентября 2011 года в Латвию с целью уведомления об обвинениях, в частности, в отношении г-на Белоконя и г-на Вербицкого; что судьи Кыргызстана приходят к выводу о том, что «дело было рассмотрено поверхностно, следователи показали предвзятость в отношении подсудимых»;

 

Учитывая, что после этих двух решений нет доказательств того, что судебные власти Кыргызстана снова приняли решение о привлечении к уголовной ответственности г-на Белоконя, который в своих выводах ссылается на отправку материалов в Генеральную прокуратуру с целью проведения дальнейшего расследования по решению от 26 июня 2015 года, которое не проводится;

 

Учитывая, что 30 марта 2012 года Кыргызстан попросил приостановить арбитражное разбирательство в свете продолжающегося уголовного разбирательства, в чем было отказано, хотя суд признал, что может быть сделано еще одно заявление, если имеются доказательства того, что следствие, возможно, предоставит «неотвратимые, конкретные и релевантные» доказательства (решение § 23); что в новом иске, основанном на уголовном расследовании в Нью-Йорке против г-на Максима Бакиева, также было отказано на том основании, что эти расследования не имели достаточной связи с арбитражем (решение § 24);

 

Учитывая, что обмен документами был завершен в декабре 2013 года после заслушивания свидетелей, по соглашению сторон (решение § 165);

 

Принимая во внимание, что на иск г-на Белоконя о выплате компенсации, Кыргызстан заявляет об отмывании денег, арбитражный суд ответил следующим образом:

 

«153. Согласно Группе по разработке финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) -  межправительственной организации, объединяющей, среди прочего, крупнейшие страны мира в борьбе с экономическими преступлениями, включая коррупцию и отмывание денег:

* Отмывание денег - это процесс, используемый этими преступниками для маскировки незаконного происхождения этих средств. Этот шаг имеет решающее значение для того, чтобы криминальные группы могли получать прибыль, не подвергая опасности их источник*.

154. Отмывание денег включает в себя три признанных последовательных этапа: (i) размещение / вклад, (ii) наслоение и (iii) интеграция. Фаза размещения относится к периоду, в течение которого деньги, генерируемые преступной деятельностью, вводятся в финансовую систему. Фаза наслоения ставит своей целью замаскировать их происхождение, пропуская их, зачастую, через сложные транзакции. Наконец, фаза интеграции позволяет денежным средствам «переориентироваться» в виде средств или законных активов.

155. На практике, у преступных групп, стремящихся отмыть доходы от своей незаконной деятельности, есть множество возможных методов для этого. Финансовые учреждения играют либо добровольно, либо вопреки доброй воли, центральную роль в большинстве схем отмывания денег.

156. Настоящий суд знает о финансовых операциях и, казалось бы, значительных суммах, участвующих в таких сделках, упомянутых во втором экспертном отчете East Star Capital. В этом контексте Суд имеет в виду определения и характеристики типичной системы отмывания денег.

157. Кроме того, Суд признает, что некоторые из этих операций могут потребовать дальнейшего расследования, чтобы определить, были ли мероприятия, считающиеся отмыванием денег, проведены Банком Манас или через него.

158. Если бы в Суд были поданы существенные и убедительные доказательства активного участия Банка Манас в деятельности по отмыванию денег, то такой иск, поданный в рамках ДСИ, мог бы быть отклонен. Нет необходимости напоминать о том, что защита инвестиций не направлена на то, чтобы приносить пользу преступникам или инвестициям, являющимся результатом криминальной деятельности.

159. Отмывание денег является серьезной проблемой. Любой арбитр, столкнувшийся с обвинениями в отмывании денег, должен тщательно изучить доказательства. Тем не менее, серьезность предполагаемых фактов никоим образом не означает, что основополагающие принципы надлежащей процедуры и бремени доказывания могут или должны быть проигнорированы при рассмотрении таких утверждений.

160. В своем резюме, после проведенных слушаний, Ответчик полагает, что подозрений достаточно:

* Важное различие должно быть сделано в случаях отмывания денег: банк должен действовать не тогда, когда незаконность доказана, но как только есть подозрение в ней. Такая обязанность сообщать о подозрительных сделках, как правило, является юридическим обязательством, и неспособность сообщить о них может представлять собой уголовное преступление*.

161. Подозрение в отмывании денег, само по себе, может быть достаточным для обоснования промежуточного решения принимающего государства, которое предоставит время, необходимое для углубленного расследования предполагаемой деятельности подозреваемого. Тем не менее, принимающее государство по-прежнему вынуждено доказывать, что деятельность по отмыванию денег осуществлялась соответствующим учреждением, в данном случае, банком Манас, и что принятые меры соответствовали международным обязательствам.

162. Разумеется, что национальные органы власти могут гораздо лучше, чем международный орган, проводить расследования факта существования предполагаемой преступной деятельности, в том числе отмывания денег, одним из ее граждан. Но если национальные органы, имея возможность использовать значительные полномочия, имеющиеся в их распоряжении для расследования преступной деятельности, не приходят к требуемому результату по дальнейшему расследованию, неоднократно предписанному местными судами, трудно представить, как международный суд, при отсутствии конкретных доказательств, мог бы прийти к различным выводам»;

 

 

Принимая во внимание, что арбитражный суд, отметив отсутствие доказательств, полученных в ходе уголовного разбирательства, и указав на недостатки экспертного отчета East Star Capital (ESC), представленного к разбирательству Кыргызстаном, отклонил утверждение об отмывании денег и проанализировал факты, заявленные против ответчика в соответствии с положениями ДСИ; что он констатировал, что первоначальная мера временной администрации не была оправдана, поскольку существовала угроза для банковской системы, согласно самим сведениям НБРК, представленным в Постановлении № 24/2 от 28 Апреля 2010 года в ответ на возражения банка Манас (решение § 200 и 78), но только физическая (риск кражи, грабежа), а не системная; что новое введение временного управления 8 октября 2010 года на том основании, что г-н Белоконь не предложил имена новых администраторов в течение отведенного срока, тогда, как этот срок еще не истек, было принято в нарушение Законодательства Кыргызской Республики; что наложение ареста было произведено в ходе уголовного разбирательства, которое продолжалось в течение нескольких лет без каких-либо ощутимых результатов и было продлено в нарушение законодательства, что привело к плачевному управлению банком; что арбитры пришли к выводу о том, что банк Манас был объектом скрытой экспроприации, и что экспроприация не преследовала цель извлечения общественной пользы; что суд также постановил, что уголовное судопроизводство велось произвольно и не имело причинно-следственных связей с введением ареста, и что, следовательно, на этом основании, временное управление и арест были введены в нарушение норм справедливого и равноправного рассмотрения вопроса, предусмотренных ДСИ;

 

Учитывая, что члены арбитражной комиссии, получив иск к Кыргызстану о выплате компенсации в размере 33 млн. долларов США, окончании любого административного и уголовного преследования в отношении г-на Белоконя, опубликования в средствах массовой информации материалов о реабилитации его имени и имен лиц, связанных с банком Манас, вынесли решение о выплатите компенсации в размере 15 020 000 долларов США в дополнение к процентам и судебным издержкам и отклонили дополнительные иски;

 

*Контроль, проведенный судьей по отмене решения:

 

Считая, что запрет на отмывание денег является одним из принципов, по которым французский правовой режим не может смириться с нарушениями, даже в международном контексте; что, в следствие этого, это нарушение связано с международной общественной практикой;

 

Учитывая, что борьба с отмыванием денег, как результат преступной деятельности, является предметом международного консенсуса, отраженного, в частности, в Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции, подписанной 140 Государствами в Мериде, 9 декабря 2003 года, и вступившей в силу 14 декабря 2005 года;

 

В соответствии со статьей 23 (1) настоящей Конвенции отмывание денег связано со следующими фактами, совершаемыми умышленно:

«Преобразование (конверсия) или передача имущества - когда человек, который в этом участвует, знает, что эти доходы получены от преступной деятельности - с целью сокрытия или маскировки незаконного происхождения такого имущества или оказания помощи любому лицу, которое участвует в совершении главного преступления, для того, чтобы избежать юридических последствий таких действий;

скрытие или маскировка истинного характера, происхождения, местонахождения, распоряжения, перемещения или собственности на имущество или прав на него, при котором действующее лицо знает, что такое имущество является продуктом преступления;

(…)

приобретение, владение или использование имущества, которое лицо, приобретающее, владеющее или использующее имущество, знает в момент его получения, что это доходы от преступления;

участие в любом из преступлений, совершенных в соответствии с настоящей статьей или в любом объединении, заговоре, попытке или соучастии путем предоставления какой-либо помощи, консультаций или совета для совершения преступления»;

 

Принимая во внимание, в первую очередь, что если бы Французская Республика и Кыргызская Республика, обе стороны Конвенции имели бы полномочия по уголовному преследованию за отмывание денег, то следует отметить, что в сферу компетенции данного суда, получившего апелляционный иск об отмене международного арбитражного решения, не входит определение того, может ли сторона арбитража быть признана виновной в совершении преступления отмывания денег в соответствии с уголовными положениями национального правопорядка, а только выяснение того, является ли признание или исполнение решения таким, чтобы препятствовать цели борьбы с отмыванием денег, позволяя одной из сторон получать выгоду от такой деятельности, как это определено вышеупомянутыми положениями Конвенции Мериды;

 

Учитывая, что рассмотрение этой жалобы не подлежит предварительному вмешательству в уголовное осуждение главного лица, обвиняемого в отмывании;

 

Из чего следует, что факт того, что судебное преследование, начатое властями Кыргызстана еще в 2010 году, пока еще не привело к судебному разбирательству по существу, и не может считаться уместным,

 

Кроме того, учитывая, что продолжительность расследования не представляется явно несоразмерной в данном случае, поскольку факты отмывания, по сути, порождают непрозрачные и сложные меры, с участием нескольких оффшорных компаний и, помимо этого, большинство лиц, привлеченных к уголовной ответственности по данному уголовному делу, покинули территорию Кыргызстана;

 

Учитывая также, что неясно, было ли преследование отменено прокуратурой; что письмо, направленное 28 января 2016 года адвокатам г-на Белоконя Государственной службой по борьбе с экономическими преступлениями при Правительстве Кыргызской Республики, гласит только о том, что преследование лиц, находящихся в розыске, расследование дела по ним было приостановлено, и материалы дела были переданы Генеральному прокурору для рассмотрения, так, как эта служба не смогла выполнить просьбу о предоставлении информации (Материал –Б-, № 45); что решение об удалении файлов, касающихся нескольких обвиняемых, принятое Интерполом 6 июля 2012 года, уже не может рассматриваться как отказ от судебного преследования; что, кроме того, протоколы допроса свидетелей, составленные по следственному поручению эстонской полицией 2 марта 2016 года (Материал КР № 83) и российской полицией 31 мая 2016 года (Материал КР № 76 ) показывают, что следствие все еще продолжается;

 

Во-вторых, принимая во внимание, что контроль, проведенный судьей по аннулированию арбитражного решения в соответствии со статьей 1520, 5° Гражданского процессуального кодекса заключается не в проверке того, было ли введение временного правления и последующий арест банка Манас законным или нет в соответствии с законодательством Кыргызской Республики, или были ли действия Республики Кыргызстан нарушением обязательств по справедливому и равноправному рассмотрению споров, в рамках ДСИ, а в том, как уже было сказано, чтобы убедиться, что исполнение решения не позволило одной из сторон воспользоваться доходами, полученными в результате преступной деятельности;

 

Учитывая, что этот анализ, осуществляемый для защиты международного общественного порядка, не ограничивается доказательствами, представленными членам арбитражной комиссии, и не связан с полученными ими выводами, оценками и квалификацией;

 

Что Суд должен удостовериться только в том, чтобы представление доказательств происходило в соответствии с принципом состязательности и равенства, и чтобы каждая сторона была в состоянии представить свое дело в условиях, которые ее не ставят в существенно невыгодное положение по отношению к противоположной стороне;

 

·             Запрос на исключение из разбирательств некоторых материалов дела:

 

Принимая во внимание, что г-н Белоконь просит, чтобы материалы, полученные в ходе уголовного расследования, проведенного в Кыргызстане, и / или ввиду незаконной экспроприации, констатированной в решении, были исключены из разбирательства; это относится к материалам 30, 65, 67 - 74, 77 - 81, 82, 84 - 86, 88 - 96, 99 - 110, 113 - 115 и 117 - 124 (выводы на стр. 38, нота № 142);

 

Учитывая, во-первых, что для принципов справедливого судебного разбирательства и равенства сторон, которые должны соблюдаться, асимметрия, возникающая в результате осуществления государством своих полномочий по расследованию в контексте процедура расследования должна корректироваться путем доступа обвиняемого ко всем материалам уголовного дела для того, чтобы он мог убедиться в том, что документы, подготовленные в ходе параллельного гражданского судопроизводства, не были усечены или тенденциозно выбраны, и что он может получить материалы, полезные для его защиты;

 

Учитывая, что утверждение г-на Белоконя о том, что в этом праве доступа было ему отказано, не оспаривается другой стороной;

 

Во-вторых, принимая во внимание, что спорные документы (формы для открытия счетов, выписки со счета, свидетельства о регистрации) производятся без указания их происхождения и условий, в которых они были собраны;

 

Принимая во внимание, что из вышесказанного следует, что было бы целесообразно предоставить полное право г-ну Белоконю, вследствие его просьбы, исключить из разбирательства материалы, перечисленные на стр. 38 его заключения;

 

·             Утверждение об отмывании денег:

 

Учитывая, что Республика Кыргызстан по существу считает, что Инсан Банк, переименованный в банк Манас, был приобретен при подозрительных условиях г-ном Белоконем с единственной целью сделать его платформой отмывания денег, благодаря его близким связям с сыном президента Курманбека Бакиева, Максимом Бакиевым, который использовал для своих личных целей расширенные полномочия, которыми его наделил его отец в плане экономики страны;

 

1)Отношения между г-ном Белоконем и г-ном Максимом Бакиевым

 

Учитывая, что г-н Курманбек Бакиев был избран президентом Республики 10 июля 2005 года после так называемой «революции тюльпанов»; что 29 октября 2009 года он формализовал влияние своего сына Максима на правительство и экономику страны, назначив его руководителем Центрального агентства по развитию, инвестициям и инновациям (ЦАРИИ);

 

Учитывая, что Институт Центральной Азии и Кавказа дает следующий анализ этого события (Материал КР № 20), который не оспаривается г-ном Белоконем:

«В соответствии с Законом о создании Агентства, ЦАРИИ будет отвечать за структурную реорганизацию экономики страны, оказание поддержки предприятий, привлечение иностранных инвестиций и, прежде всего, за подготовку бюджета и национальных экономических программ страны». Другими словами, сын президента будет заниматься иностранными инвесторами и контролировать все крупные экономические проекты, в которых государство выступает от имени правительства. Кроме того, агентство будет отвечать за управление Фондом национального развития (ФНР), распоряжение всеми внешними займами, включая российский кредит в размере 300 миллионов долларов США, а также, управление долей Государства в крупнейших государственных предприятиях было поручено ЦАРИИ.»;

 

Что этот анализ подчеркивает соответствующее ослабление позиции правительства, премьер-министр которого становится простым членом правления ФНР, возглавляемого руководителем ЦАРИИ;

 

Принимая во внимание, что из этого следует тот факт, который не оспаривается, что полномочия государства над кыргызской экономикой, таким образом, де факто и де юре сосредоточены в руках г-на Максима Бакиева;

 

Принимая во внимание, что, исходя из этих связей последнего с г-ном Белоконем, арбитражный суд счел, что он «не в состоянии положительно определить, насколько отношения между Истцом и сыном Бакиева, Максимом Бакиевым, были неуместными, поскольку эта связь была только поверхностной»;

 

Учитывая, что, в действительности, г-н Белоконь и Максим Бакиев являются соучредителями и акционерами, каждый из которых владеет половиной акций, ООО «Maval Aktivi», зарегистрированного в Риге 20 июня 2006 года, целью которого является предоставление финансовых услуг (Материал КР № 25);

 

Что начиная с момента выкупа банка Инсан летом 2007 года до событий апреля 2010 года четвертый этаж здания, приобретенного банком для размещения своей деятельности, был занят г-ном Максимом Бакиевым без подписания какого-либо договора аренды и без оплаты расходов съемщиком, и на четвертом этаже не было установлено отдельных счетчиков (письмо, отправленное 14 сентября 2012 года куратором банка Манас заместителю Председателя НБКР, Материал КР № 26);

 

То, что г-н Бакиев также был привилегированным клиентом банка; что г-н Вербицкий (председатель правления банка Манас), например, признал, что заявка на получение кредита в размере 550 000 долларов США, поданная 22 декабря 2008 года компанией, принадлежавшей г-ну Бакиеву, была удовлетворена уже 23 декабря; что он уточнил, что банком такие кредиты выдаются не так было (протоколы слушаний в арбитражном суде, стр. 64, Материал –Б-, № 86);

 

Принимая во внимание, что, в связи с этим, выясняется, что отношения между г-ном Белоконем и г-ном Бакиевым не были поверхностными, но, безусловно, их можно назвать «неуместными», поскольку услуги по предоставлению недвижимости, предоставленные Манас Банком г-ну Бакиеву рассматриваются, как злоупотребления имуществом компании;

 

Учитывая, что Манас Банк заручился особым доверием со стороны государственных органов Кыргызстана, поскольку 23 сентября 2009 года Фонд развития Кыргызской Республики внес на трехмесячный депозит в этот банк 8 млн. долларов США; что этот депозит был возобновлен 26 декабря 2009 года и 26 марта 2010 года и что с мая 2009 года Социальный фонд Кыргызской Республики также делал крупные депозиты в размере, порядка, 14 миллионов долларов США (Материал КР, № 27); что даже, если г-н Вербицкий утверждает в своих показаниях, что эта сумма представляет собой небольшую часть сумм, вложенных фондом в различные банки, факт остается фактом; как указывает г-жа Айилчиева , в материалах дела, представленных в данный суд в соответствии с положениями статьи 202 Гражданского процессуального кодекса, в котором воспроизводятся слова ее письменных показаний в арбитражном суде: «В обычных обстоятельствах, я сочла бы удивительным, что правительство переводит так много государственных средств в банк, который существует только лишь один год» (Материал КР № 57, стр. 4);

 

2)          Условия приобретения банка Инсан

 

Учитывая, что из арбитражного решения вытекает, и не оспаривается тот факт, что летом 2007 года НБКР опубликовал объявление о тендере на приобретение и реорганизацию этого учреждения; что Комиссия, отвечающая за рассмотрение предложений о выкупе, могла принять решение только в том случае, если были представлены, как минимум, два предложения; что 28 августа 2007 года были получены два предложения от г-на Белоконя и г-на Елисеева, юриста по банковским вопросам, который был адвокатом г-на Белоконя; что Комиссия единогласно одобрила предложение г-на Белоконя (Решение, § 57-61);

 

Принимая во внимание, что Республика Кыргызстан заявляет о предвзятости процедуры торгов;

 

Учитывая, что г-н Вербицкий, который работал с г-ном Белоконем с начала 1990-х годов, показал в арбитражном суде, что в середине лета 2007 года г-н Елисеев указал г-ну Белоконю и ему самому на то, что их сотрудничество должно было прекратиться, поскольку он намеревался принять участие в тендере по банку Инсан, и что, впоследствии, он встретился с г-ном Елисеевым только для завершения юридических документов по вопросам, возникшим ранее (протокол слушания от 10 декабря 2013 года, стр. 17-20, Материал – Б- № 86); однако после слушания выяснилось, что, с одной стороны, в 2007 году г-н Вербицкий был, с одобрения г-на Белоконя, (протокол № 26), генеральным директором нескольких компаний, основанных или контролируемых г-ном Елисеевым: V. Innovation (протокол, стр. 20), ЗАО «Инновация» (протокол, с. 21), ОсОО Technologia (основанным компанией VIP Consulting, которая, в свою очередь, была основана г-ном Елисеевым – протокол, стр. 28 и 29 – где г-н Вербикий оставался генеральным директором до января 2008 года); с другой стороны, что несколько компаний, основанных г-ном Елисеевым, имели тот же самый зарегистрированный офис, что и Банк Манас (ЗАО «Инновация» - протокол, стр. 21 и 22 -, ОсОО V Tchnologia – протокол, стр. 27 -, и что сотрудничество г-на Елисеева с г-ном Белоконем и г-ном Вербицким напрямую было связано с предлагаемым поглощением банка Инсан, и что, договоренности, достигнутые еще до окончания тендера, продемонстрировали низкий риск процедуры, так как компания V. Innovation, где г-н Елисеев был основателем и владельцем капитала, уже предприняла работу по улучшению будущих помещений от имени г-на Белоконя и подписала контракт на поставку программного обеспечения для компьютеров (протокол, стр. 30 и с. 50 и 51);

 

Принимая во внимание, что в отношении этих показаний, даже, если г-н Вербицкий несколько раз жаловался во время слушаний на то, что у него перед глазами нет документов, речь шла о том, чтобы установить конкретные даты или суммы денег, а не уточнить те пункты, которые не требовали каких-либо особых усилий памяти;

 

Принимая во внимание, что по окончании этих слушаний, арбитражный суд установил, что он «не в состоянии сделать утвердительное определение в отношении утверждений Ответчика о том, что тендер был сфальсифицирован, учитывая, что никаких согласованных доказательств не было предоставлено. Простых отношений между Истцом и г-ном Елисеевым недостаточно, чтобы доказать мошенничество, касающееся инвестиций. В частности, суд считает, что Комиссия по банку Инсан, похоже, была очень впечатлена предложением Истца о приобретении банка Инсан. Кроме того, суд согласился с тем, что даже при отсутствии предложения от г-на Елисеева, Истец мог получить банковскую лицензию в Республике Кыргызстан» (Решение, § 62);

 

Принимая во внимание, что суд со своей стороны считает, что упомянутые выше факты достаточно убедительно доказывают, что приглашение к участию в торгах было незаконным, но тот факт, что г-н Белоконь мог создать банковское учреждение в Кыргызстане другими путями, не влияет на эту констатацию;

 

3)          Контроль за Банком Манас

 

Учитывая, что г-н Белоконь утверждает, что управление Банком Манас не вызывало критики со стороны регулирующих органов до 2010 года, и что «как указывает г-н Вербицкий, НБКР направил аудиторов в банк Манас, которые, в своей оценке, подтвердили точность в ведении документов, и никогда не жаловались на отсутствие доступа к какому-либо документу. В конце этих проверок не было обнаружено нарушений, связанных с отмыванием денег» (выводы, стр. 94, со ссылкой на второе письменное показание г-на Вербицкого в арбитражном суде от 15 октября 2012 года);

 

Учитывая, что г-н Вербицкий признает в этих показаниях, что г-жа Ульяна Юрьевна Пак, глава кыргызской компании Top Audit KG, отвечающей за внешний аудит банка Манас, являлась владелицей ячейки в этом банке, однако, но (Вербицкий) утверждает, что это обстоятельство не имеет отношения к беспристрастности участника и, следовательно, не нарушает законодательство Кыргызской Республики (Материал –Б-, № 75 § 34);

 

Также, учитывая, что из «Инспекционного отчета о практике SPAS Банка Манас безопасной аренды ячеек», составленного 2 июня 2011 года лицом, занимающимся консервацией банка, следует, что у г-жи Пак было семь ячеек, в четырех из которых она хранила наличную валюту: 1,350,000 долларов США, 1 419 800 долларов США, 1 619 000 долларов США и 1 959 900 долларов США, а в пятой находились печати нескольких коммерческих компаний, одна из которых была зарегистрирована на Виргинских островах а также восемь печатей районных служб налоговой инспекции (Первомайского района, Октябрьского района, Свердловского района и др.) (Материал КР № 31);

 

Принимая во внимание, что г-н Белоконь не представил комментариев по этому документу; что этому документу не было отдано преимущество в арбитражном суде, в который он был направлен в приложении к свидетельскому показанию г-жи Рахат Айилчиевой, главного инспектора Отдела инспекции банков НБКР (материал А-46 прилагается к показаниям г-жи Айылчиевой, Материал КР, № 57); что из оставшегося, если в решении и говорится о том, что в пункте 34 данные свидетельские показания были приведены в ходе разбирательства, на них нет ссылки впоследствии;

 

Принимая во внимание то, что содержание ячеек г-жи Пак подтверждает утверждение Кыргызстана о том, что вероятность внешнего аудитора Банка Манас сомнительна, и реальность контроля над банком спорна;

 

С учетом того, что эта же Ульяна Юрьевна Пак, генеральный директор ЗАО Top-Audit KG, была зарегистрирована указом от 3 мая 2009 года Центральной комиссией по выборам и референдуму Кыргызской Республики в качестве уполномоченного представителя кандидата в президенты К.С. Бакиева, с возможностью подписания финансовых документов (Материал КР № 28);

 

  1. Связь Банка Манас с Baltic International Bank

 

Учитывая, что Банк Манас поддерживал тесные отношения с Балтийским Международным Банком (Baltic International Bank  - BIB), капитал которого принадлежит г-ну Белоконю; что по этому аспекту г-н Белоконь был сдержанным в Суде, на него, наоборот, был сделан акцент в арбитражном разбирательстве. В решении также указано, что «благодаря использование ноу-хау и человеческих ресурсов Балтийского Международного Банка, банк Манас быстро стал успешным» (Решение, § 3);

 

Принимая во внимание, что 10 марта 2016 года Комиссия по финансовому рынку и капиталу (КФРК) Латвии опубликовала решение своего Совета о наложении штрафов в размере 1 100 000 евро и 25 000 евро на BIB и его президента Илоны Гульчак по следующим основаниям: «в ходе проверок, проведенных КФРК в Балтийском международном банке, были выявлены неоднократные нарушения положений Закона о предотвращении отмывания доходов от преступной деятельности (...) Она была замешана в сделках, которые подвергли банк значительным рискам по отмыванию денег и касающихся его репутации.

Банк не уделял достаточного внимания сложным и межклиентским сделкам, не определял происхождение средств и не своевременно обнаруживал подозрительные схемы непрерывных спотовых сделок форекс.

Деятельность Банка сосредоточена на внешних рынках, что может поставить его под больший риск отмывания денег и финансирования терроризм. КФРК подчеркивает важность осуществления соответствующих аудитов клиентов, надзора и эффективной системы внутреннего контроля.

Оценивая ответственность президента Балтийского международного банка Илоны Гульчак, КФРК приняла во внимание тот факт, что в период 2003-2015 годов она отвечала за вопросы борьбы с отмыванием денег» (Материал КР № 36);

 

Принимая во внимание, что комментарий к этому решению, направленный 21 сентября 2016 года компанией BIB - чей капитал принадлежит г-ну Белоконю - компании АО «BELOKON HOLDINGS», также принадлежащей г-ну БЕЛОКОНУ, нельзя считать доказательством, так как в нем утверждается, без материальных документов, что инспекция касалась только периода с 2011 по 2015 год, то есть после захвата банка Манас (Материал – Б-, № 87);

 

Учитывая, что, вследствие этого, оказывается, что Банк Манас продолжал в государстве со слабыми надзорными структурами деятельность латвийского банка, уделяя мало внимания правилам борьбы с отмыванием денег;

 

5)          Объем и структура операций, реализуемых Банком Манас

 

Учитывая, что Кыргызстан представил для арбитражного разбирательства два отчета независимой экспертной компании East Star Capital (ESC);

 

Учитывая, что арбитражный суд отмечает, что эти отчеты были подготовлены двумя западными консультантами в течение нескольких недель, которые не утверждают, что в них содержатся какие-либо доказательства, а просто ссылаются на факты, которые, по их утверждению, должны быть предметом дальнейшего расследования (Решение § 164 и 165); что, кроме того, во втором отчете есть ошибки в оценке дебитов и кредитов, а также ошибки в названии транзакций (Решение § 176);

 

Учитывая, однако, что следующие данные, указанные во втором отчете ESC (Материал –Б- № 68) не оспариваются: что за два года и восемь месяцев общая сумма транзакций банка Манас составила 5, 2 млрд. долларов США, что несколько больше, чем общий годовой валовой внутренний продукт Кыргызской Республики за 2008 год; что общий объем транзакций - 80% или 4,2 млрд. долларов США приходится на компании-нерезиденты (Отчет, стр.7 ); что эти данные подтверждены докладом, составленным 10 августа 2016 года Агентством Кыргызской Республики по реструктуризации банков и задолженности (DEBRA), государственным учреждением, осуществляющим функции судебного администратора обанкротившихся банков (Материал КР № 64, который не оспаривается г-ном Белоконем), что свидетельствует о том, что совокупная сумма кредитных операций по всем клиентским счетам ЗАО Манас Банк, с 1 января 2008 года по 7 апреля 2010 года, составила 5 923 825 731 долларов США (по средней ставке, действующей на момент расчета), из которых 561 997 922 сом (в национальной валюте Кыргызской Республики), 2 896 574 489 в долларах США, 1 726 110 525 в евро и остальная сумма в других валютах;

 

Учитывая, что объем и структура этих транзакций, совершенных банком, который был в удручающем состоянии на момент его покупки г-ном Белоконем в конце лета 2007 года, не имеют отношения к состоянию экономики Кыргызстана; что такой поразительный успех за столь короткое время в такой бедной стране не может быть объяснен с точки зрения общепринятой банковской практики;

 

Учитывая, что из вышеприведенного следуют серьезные, точные и согласованные указания на то, что Инсан Банк был выкуплен г-ном Белоконем для развития в государстве, где его привилегированные отношения с держателем экономической власти обеспечили ему отсутствие эффективного контроля за его деятельностью, методы отмывания денег, которые не смогли процветать в менее благоприятных условиях Латвии;

 

Считая, что признание или исполнение решения, которое могло бы привести к тому, что г-н Белоконь может получить выгоду от доходов от преступной деятельности; что оно явно, действительно и конкретно нарушает международный общественный порядок; следовательно, необходимо его отменить;

 

В отношении требование о возмещении ущерба за ненадлежащее обжалование

 

Принимая во внимание смысл постановления, это требование может быть только отклонено;

 

В отношении иска, на основании статьи 700 Гражданского процессуального кодекса:

 

Учитывая, что г-н Белоконь проиграл, он не может воспользоваться положениями статьи 700 Гражданского процессуального кодекса и будет приговорен, в связи с этим, к выплате Республике Кыргызстан суммы в размере 300 000 евро;

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО

 

Суд

 

Исключает из разбирательства материалы дела № 30, 65, 67 - 74, 77 - 81, 82, 84 - 86, 88 - 96, 99 - 110, 113 - 115 и от 117 до 124.

 

Отменяет решение, вынесенное в Париже 24 октября 2014 года в отношении сторон.

 

Отклоняет иск о возмещении ущерба, поданный г-ном Белоконем.

 

Приговаривает г-на Белоконя к выплате судебных расходов и суммы в размере 300 000 Евро, в пользу Республики Кыргызстан, в соответствии со статьей 700 Гражданского процессуального кодекса.

 

СЕКРЕТАРЬ СУДА                                                                       СОВЕТНИК АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА, ИСПОЛНЯЮЩИЙ ОБЯЗАННОСТИ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ЗАСЕДАНИЯ


добавлен: 2017-11-16 16:15:28
просмотров: 121

 

 

 

 

Наши арбитры
Режим работы
Режим работы секретариата: Пн,Вт,Ср,Чт,Пт     8.30 - 17.30

Прием исковых заявлений:
Пн,Вт,Ср,Чт     9.00 - 17.00
Пятница          9.00 - 15.00
Видеопортал
» смотреть видео

Наши партнеры